back b
image

Фотохудожник Федор Лашков: взглянуть на мир глазами ребенка

icon 20-07-2018 16:05
Фотохудожник Федор Лашков: взглянуть на мир глазами ребенка

Каждый находит в его фотопейзажах что-то свое, родное. Жители Ленинградской области и Карелии трепещут при виде Ладожских шхер, усыпанных золотом осенней листвы. Абхазы вдыхают воздух своих гор с его снимков. А ставропольцы волнуются при виде лохмачей на берегах Сенгилея или гусей из станицы Галюгаевской.
Не то, чтобы в Галюгаевской водились особенные гуси... Скорее, - он умеет увидеть и снять простое и знакомое так, чтобы застучало сердце. 
По прописке и недавнему месту жительства — петербуржец, по месту рождения — ставрополец.
По отношению к работе - фанатик с примесью прагматика.
По фотокартинам, которые он являет миру, - художник-пейзажист и романтик.
Да вы и так его знаете — это Федор Лашков.

Рискнуть здоровьем?

Герой интервью решительно отказывается от чашки кофе:
- Спасибо, я уже завтракал!
И наш разговор сразу начинает кружиться вокруг режима и здорового образа жизни. Федор рассказывает о тренировке дыхания и выносливости, о трекинговых палках, которые помогают распределить нагрузку на позвоночник и «не убить» колени, о чистых легких, благодаря которым он «всегда готов куда-нибудь бежать».
Я знаю, не все выдерживают его сумасшедший темп. Ставропольский фотограф, однажды составивший компанию моему герою в прогулке по местным холмам, рассказывал: «За ним не угонишься!».

Лашков считает, что для фотографа это важно: отсутствие вредных привычек, правильное питание, контроль за состоянием организма.

«Если у меня не будет здоровья — я не смогу путешествовать, чтобы показать людям красоту этих мест».

И еще одно: если есть «хоть один процент сомнения» в безопасности, значит, не стоит рисковать. «Понятно, что я могу крутой кадр сделать, но если потеряю жизнь, то даже он станет бессмысленным» - рассуждает Лашков.
Лет семь назад, осенью, отправился на весельной лодке исследовать живописные шхеры на Ладожском озере. Это такой комплекс из сотен скалистых островков и сильно изрезанной береговой линии на севере Ладоги. Девственная природа в ярких нарядах и... переменчивая погода. В одной из бухт его «запер» внезапно поднявшийся ветер. 

«Может, и хорошо, что был один! - вспоминает Федор. - Я настроился... перестроил организм, чтобы максимально растянуть еду...» Продуктов было на один день, а ждать, когда стихнет ветер, пришлось пять. 
Теперь он не трогается с места, пока не изучит досконально прогноз погоды, да и запас еды берет. 
Только отсутствие опыта и непонимание меры опасности, как он сам считает, могло отправить его однажды на Эльбрус в обычных кроссовках и без снаряжения. Или спуститься ночью в горное ущелье в Абхазии, в которое местные и днем из-за шакалов не заходят. Чудом обошлось... 
«Маршруты и сейчас бывают разные, главное, контролировать процесс» - улыбается Лашков, отказывая мне в праве называть его экстремалом.

Любовь к природе? От мамы!

- Я с детства за здоровый образ жизни. У меня воспитание такое, - говорит мой гость. - Мама нас одна шестерых поднимала. И насчет всяких вредных привычек был жесткий контроль. Все попытки быстро пресекались. Даже когда на два года оказался в школе-интернате в Подлужном, так и не закурил. А там, можете представить, какая дисциплина была... 
Федор Лашков родился и вырос на Ставрополье — в селе Золотаревка Ипатовского района. Он - средний между четырьмя братьями и сестрой. Сейчас вся семья живет в Санкт-Петербурге — старший брат туда перебрался, за ним и остальные. Маму дети забрали к себе.
Теперь у всех свои семьи, кроме моего героя. Он смеется: «Как? С моим-то образом жизни?! Чуть попозже...»
Все братья Лашковы — строители, у сестры - высшее образование по технологии одежды. А вот творчеством, рассказывает Федор, никто не занимался. «Но при этом понимают, что значит хороший кадр, красивая природа, и поддерживают».
И все же к творчеству подтолкнула именно мама, считает он.

«Она из простой крестьянской семьи... Но она приобщила меня к чтению книг, привила любовь к природе... Думаю, у меня это от нее».

В орнитологи б пошёл — пусть меня научат

Еще в пятом-шестом классе Федор увлекся биологией, птицами. До такой степени, что мечтал о науке, хотел стать орнитологом. Дополнительно учился в Ипатовской экологической школе, даже «корочку» в итоге получил.
После интерната поступил в родной Золотаревке в вечернюю школу. «Вольный» режим обучения позволил 17-летнему парню самому решать, чем заниматься в свободное время. Он выбрал стройку. Ездил к старшему брату, который обосновался тогда в Ставрополе, и работал вместе с ним.
Наука о птицах оставалась страстью, и жизнь подкинула встречу с профессором Хохловым. Александр Николаевич — известный ставропольский орнитолог, ныне заслуженный профессор СКФУ, доктор биологических наук. Хохлов выступил в роли учителя, давал задания и советы, как изучать птиц, собирать коллекцию яиц, вести специальный дневник. 

«Особенно сложно было наблюдать за развитием птенцов. Находишь гнездо, по определенным правилам залезаешь на дерево, замеряешь, записываешь, фотографируешь...».

Он даже «Зенит» приобрел на заработанные на стройке деньги. Но тогда фотоаппарат был лишь инструментом для документирования. 
Со своей научной работой занял первое место на краевой конференции по экологии. Надеялся, что победа поможет поступить учиться на бюджет. Ему даже пообещали, что будет именно так, но не сложилось.

Будто специально...

Ученым-орнитологом он так и не стал, зато другими профессиями овладел. 
Лашков вспоминает, как работал на стройке, а потом - в подмастерьях у фотографа, разъезжавшего по детским садам юга России. Считает, что все было не зря.
Профессия строителя помогла тренировать выносливость, которая сильнее силы, научила  упорно трудиться, закалила характер, а главное, дала возможность жить самостоятельно. 
Сначала был подсобным рабочим, потом отделочником широкого профиля. А когда освоил искусство гипсовой лепнины, перешел в высшую строительную «лигу». Почти скульптор. И заработок - выше. Уже можно было хорошую фотокамеру купить, отправиться в творческий выезд, который, правда, за месяц «съедает» все, что удается заработать за три.
Фотографировать детей ему было легко - они понимали друг друга без слов. А вот организация фотосессий в детских садах научила многому: общаться с людьми, договариваться, решать тысячу проблем, попадая в незнакомый город. Ну и конечно - снимать на цифровую камеру, обрабатывать снимки на компьютере. 

«Все это меня сильно тренировало... Знаете, если об этом читать в книге, то будто специально писатель придумал, чтобы показать характер героя, - Федор задумывается, улыбается и продолжает: - Когда-нибудь, со временем, я стану писателем... Мне есть что рассказать...»

Он пишет уже сейчас — репортажи о путешествиях в социальных сетях и на разных сайтах, стихи. Даже подписи к снимкам — как произведение

Характер как основа

Птицы и сейчас в сфере его интересов, как и растения, цветы. А еще он интересуется географией, историей мест, где путешествует и снимает. Читает специальную литературу, справочники, изучает историю живописи. Русских художников-пейзажистов считает своими учителями.

«Читаешь биографии и обращаешь внимание, что за человек был этот художник, почему у него такие картины? Не только потому, что он умеет рисовать мастерски, как тот же Шишкин, например. Богатый внутренний мир — вот что всегда в картине проявляется». 

Своим ученикам говорит так:

«Характер — это основа творчества. Понятно, что технически можно повторить: вот закат, вот настройки, снимайте!.. но все равно получится по-другому, потому что у каждого свой характер. И еще любовь к природе нужна. Если этого не будет, ничто не поможет!»

«Природа — она всех объединяет»

Его мечта - собрать достаточно материалов, чтобы выпустить в свет минимум три специальных проекта: по Абхазии, с нее он собственно и начинал, по Ленинградской области, по которой уже накоплен огромный 6-летний фотоархив, и по Ставрополью. Речь идет о больших, хорошо изданных авторских альбомах. Сложнее всего с Ленобластью. Фотографии этих мест, в частности серия снимков с болотами, оценена даже на международном уровне, а вот заинтересованности ни у издателей, ни у властей нет.
С Абхазией - тесные связи, напечатаны уже несколько небольших альбомов, на верстке — еще один, самый крупный. 
И со Ставропольем — порядок. Нет, не со стороны властных структур, которые, казалось бы, должны понимать, что хороший фотоальбом необходим для продвижения туристической привлекательности региона. 
Нашелся заинтересованный издатель — компания «Шмель», уже два альбома вышли, где в основном фотографии именно Федора Лашкова. Благодаря успешному сотрудничеству возникла еще тысяча идей: и аграрную книгу выпустить, и справочник по растениям, для которого он специально делает не художественные, а документальные снимки. 

Но основной проект — «Открывая Ставрополье», в котором хочет собрать воедино: пейзажи, крупные планы животных и растений, поселки, людей, историю. Чтобы по-настоящему открыть Ставрополье - для всей России, для всего мира. Ради этого и приехал в наш город в этот раз надолго, по сути, променяв Северную столицу на провинциальный Ставрополь.

«Через 20 лет местные пейзажи будут выглядеть по-другому. Что-то застраивается, что-то разрушается, где-то начали дорогу строить... Те же лохмачи, которые раньше красным ковром покрывали берега Сенгилея, - уже история».

И вот эту историю, эту красоту ему хочется сохранить, хотя бы в фотокартинах. Лашков уверен — это важно не только для него.

«Природа — она всех объединяет. Неважно, кто ты — врач или космонавт, невозможно не любить природу. Особенно Ставрополье... Мне кажется, я слишком много отдаю своей страсти и радости творчеству, - это должно быть заметно в моих работах».

Это действительно заметно. Почти под каждым постом люди пишут об особенном свете на его фотокартинах, о радости, исходящей от снимков.

С поезда — на Стрижамент

В мае я встретила его с друзьями на Стрижаменте. Как выяснилось, он только что приехал из Питера, чтобы работать над проектом по нашему краю. Двое суток в плацкарте — не повод, чтобы проехать мимо в хорошую погоду, да еще и с отличным фотоаппартом в руках.

Фото: Анна Борисова.

Лашков тогда как раз получил на тестирование среднеформатную камеру PENTAX 645 Z. Средний формат для профессионального фотографа - это, наверное, как бентли для автолюбителя: качественно, круто и очень дорого. Но попробовать хочется.
- Мне сейчас везет! У меня камера с таким качеством, что просто мечта, и я нахожу цветы, которые раньше не снимал. Например, цветение душистого горошка, когда весь склон синий... Большая поляна желтых ирисов... не синих, а желтых! И я снял их на рассвете... В два часа поднялся, меня подвезли до нужного места, оттуда еще час нужно было идти. Но я доволен!

- Когда отправляетесь на съемку, вам лучше быть в компании или одному?
- Если еду с учениками в фототур, то на первом плане — обучение, сам почти не фотографирую. А если хочу поснимать, то лучше одному - на 99 процентов отдаюсь творчеству... Даже невесту мою, Асель, редко когда беру с собой. Она меня понимает и многим жертвует... Творчеству нужно отдаваться полностью... Это мой фанатизм: когда возвращаюсь из выезда, у меня большой материал и потом сутками сижу за обработкой на компьютере. Потому что людям нужно показать готовую картину, а не этюд...
- Слушайте, а тогда на Ладоге, когда вас в бухте ветер «запер», сняли, что хотели?
- Я просто путешествовал, изучал природу. Зато теперь могу туда фототуры водить, потому что знаю, как обеспечить безопасность.

«Всегда тянусь к таким людям» 

Каким-то чудом... Эти слова Лашков повторяет несколько раз. И всегда - в отношении людей, с которыми сводит его жизнь, того же профессора Хохлова, например. «Как познакомились?» - спрашиваю. Отвечает: «Каким-то чудом».
Думаю, чудом он считает всех тех, кто помогает ему узнавать что-то новое, кто делится заповедными местами, заводит мотор, чтобы отвезти в нужное место перед рассветом, кто разделяет его цели и задачи и видит мир таким же прекрасным. «Всегда тянусь к таким людям».
Вот издательская компания «Шмель», о которой мы уже упоминали, — Сергей и Екатерина Еремины. Федор не может сдержать восхищение этой семьей:

«Понимаю, насколько изменилась моя жизнь с их помощью! Все, что я сам пытался снять по Ставрополью — это очень мало. А когда они подключились и взяли на себя практически все заботы, вот тогда я смог работать, как фанатик, и это выразилось в материале, который всем понравился (речь идет об альбоме «45 чудес Ставрополья» - прим. ред.)... Чтобы я делал без Ереминых?! Только благодаря им наработал колоссальный объем фотографий по Ставрополью. Поверьте, очень многое никто еще не видел!» 

А однажды Лашков познакомился и подружился с Михаилом Пушилиным — ставропольским фотографом, известным по снимкам краевого центра с воздуха. С ним они сошлись на почве любви к фотографии и окрестным пейзажам. 

«Дождь идет, но к закату может проясниться... Пушилин звонит мне: «Сейчас подъеду, давай посмотрим, вдруг повезет!» Буквально за 10 минут собрались и поехали на Сенгилей».

Поймали шикарный закат. 
В их тандеме каждый занимается своим делом: один с дроном летает, другой по холмам бегает. 

Радуга в степи

Хочется ехать туда, где еще не был, признается Лашков, но «есть места, куда снова и снова возвращаешься». За две недели мая раза четыре побывал в окрестностях любимого Сенгилея. Говорит, есть там особенный комплекс холмов, по которым интересно ходить и всегда что-то новое находишь.

«Ставропольская возвышенность — благодать для художника: хорошие композиции, мягкие склоны... Очень люблю все это!»

И каждый раз, когда он размещает в своих соцсетях знакомые ставропольцам виды, мы снова и снова влюбляемся в нашу природу.

«Вот вы приезжаете туда, где все миллиард раз снимали, - говорит он начинающим фотографам. - Посмотрите как ребенок, который впервые видит это место или этот цветок... Покажите именно такой взгляд! Профессиональный кадр, необычный ракурс — может быть, и не нужны, все скажут: «о классно!», но никого не зацепит!.. А наша задача, чтобы захотели полюбить то, что показывает художник...»

- О каком кадре вы мечтаете? Может, о каком-нибудь аленьком цветочке?
- В Ленинградской области получилось радугу хорошо заснять на болоте. И теперь хочу в степи такое поймать, здесь, на Ставрополье... Многим кажется, что степь — это легко, а это посложнее, чем горы. Нужно таскать с собой запас пресной воды, и рюкзак — уже не 50 килограммов, как обычно, а все 70... Ходить приходится больше... Очень люблю биотоп степи, хочется сделать такое фото, чтобы я лично понимал: лучше уже не снять. Но может быть, и хорошо, что этого не будет никогда...

Текст: Анна Борисова.
Фото: Федор Лашков.

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии 0

Нет комментариев
Рекомендуемые компании